Новая эра в лечении рака?

Рак кожи меланома
Рак кожи меланома

Перевод статьи медицинского корреспондента Би-Би-Си  Фергуса Уолша о перспективах новых методов лечения рака, в основе которых лежит иммунотерапия.

Когда дело доходит до отчетов о достижениях  медицинской науки, часто злоупотребляют словом «прорыв», поэтому Уолш, как правило, старается его избегать.

Если речь идёт о раке, считает он, лучше не говорить и о лечении, потому что онкологическое заболевание после «лечения» часто находится в состоянии покоя в течение длительного периода времени, но затем вновь появляется много лет спустя.

Недавно Американское общество клинической онкологии (ASCO) сделало заявление о разработке нового поколения методов лечения рака, к которому, казалось бы, можно с полным основанием применить слова  «прорыв» и «лечение».

Основной причиной волнений от заявления ASCO является метод лечения рака, известный как иммунотерапия ─ использование препаратов, которые «отключают» способность рака «маскировать» свои  естественные клетки-киллеры от иммунной системы организма, которая за ними охотится.

Согласно результатам основного исследования, у шести из десяти пациентов с меланомой (самый смертоносный вид рака кожи) эта болезнь на поздней стадии развития была остановлена ​​почти на год при лечении комбинацией из двух лекарств ипилимумаб и нового иммунотерапевтического препарата ниволумаб.

До недавнего времени срок выживания для пациентов с прогрессирующей меланомой не превышал нескольких месяцев.

Корресподент Би-Би-Си  Уолш отслеживал одну пациентку, Вики Браун (61 год, из Кардиффа), которая была участницей большого исследования, проводившегося Королевской больницей Марсдена в Лондоне совместно с Институтом исследования рака.

Её меланома распространилась на грудь, легкие, шею, и она  думала, что жить ей осталось несколько месяцев.

Вместо этого комбинированная терапия сократила все её опухоли, признаки болезни отступили и она живёт вот уже 2 года.

Вики говорит, что лечение подарило ей жизнь, хотя ей пришлось перенести тяжелые, но временные побочные эффекты, ударившие по  печени.

И всё-таки недавно у неё нашли опухоль в лёгком, и лечение было возобновлено. Именно поэтому было бы преждевременно говорить об успешном лечении рака на поздней стадии развития, не подлежащего радикальному лечению, так как он распространился по всему телу.

Несмотря на такие довольно мрачные перспективы полного избавления от распространённой меланомы при слишком позднем начале лечения, иммунотерапия оказалась перспективной для лечения нескольких других форм рака.

Но есть и другая проблема ─ чтобы разработать новые препараты, нужно потратить сотни миллионов фунтов стерлингов на многочисленные клинические испытания и проверки процедур лечения, которые  чаще всего заканчиваются дорогостоящей неудачей. А ведь фармацевтические компании хотят вернуть свои деньги, вложенные в разработку новых препаратов.

Ипилимубаб, например, один из иммунотерапевтических препаратов, использованных при клиническом испытании, стоит примерно £ 75000 на одного пациента.

Другой препарат, использованный в испытаниях для лечения поздней меланомы, ниволумаб, пока не лицензирован в Европе, но уже было показано, что он продлевает жизнь при раке лёгких ─ самом смертельном онкологическом заболевании.

Этот препарат лицензирован в Японии с объявленной стоимостью лечения почти £ 100000 на одного пациента, а в Великобритании уже известно, что его цена будет договорной аналогично другим новым препаратам.

Генетические переключатели

В настоящее время несколько фармацевтических компаний финансируют клинические испытания иммунотерапевтических препаратов, которые показывают многообещающие результаты против меланомы и рака лёгких, печени, кишечника, головы и шеи.

Широко обсуждаются также сообщения о разработках новой серии антираковых препаратов, которые нацелены на генетические слабые места в опухолях.

Эти разработки ─ результат того, что мы стали лучше понимать биологию рака и особенности генетических переключателей, которые могут  управлять течением онкологического заболевания.

Чем дальше, тем больше врачи будут классифицировать рак не по органу, в котором он появляется, а по его генетическому макияжу, маскирующему рак от иммунной системы.

В частности, было показано, что некоторым мужчинам с раком простаты помогает лекарственный препарат, первоначально предназначенный для женщин с наследственными генетическими дефектами, приводящими к раку груди и яичников.

Препарат олапариб, недавно лицензированный для лечения рака яичников, стоимостью £4000,   только что был отвергнут Национальным институтом охраны здоровья и совершенствования медицинской помощи (NICE, Великобритания) из-за того, что не превысил показатель выживаемости по сравнению с существующими более дешёвыми препаратами.

На создание этого препарата ушли годы работы. Проводились испытания, которые показали, что препарат часто лучше переносится и с меньшим количеством побочных эффектов, чем обычная химиотерапия.

Решением встревожены британские исследователи рака, которые потратили 20 лет на разработку препарата, а теперь  450 женщин в год не смогут его заказать.

Итак, несмотря на определённые достижения, новая эра в лечении рака пока не наступила, но впереди просматриваются десятки новых перспективных методов лечения, которые пройдут клинические испытания в ближайшие несколько лет.

С учётом конечных бюджетных средств, выделенных на здравоохранение, и наличия конкурирующих требований развития новых методов лечения слабоумия, инсульта, заболеваний сердца, диабета и т. д., Национальной службе здравоохранения Великобритании придётся принять непростое решение о том, во сколько фунтов стерлингов она оценит продление жизни больных раком.

Источник на английском

Перевод:   Валентин Давитулиани budzdorovstarina.ru

На главную страницу …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *